Автоматизированные консультанты удостоились внимания Комиссии по ценным бумагам и биржам США

Комиссия по ценным бумагам и биржам США ("Комиссия") в конце февраля 2017 года опубликовала Информационное письмо (Guidance Update No. 2017-02, "Письмо"), посвященное регулированию автоматизированных консультантов, которые также известны как "robo-advisers" ("робо-эдвайзеры"). Большинство автоматизированных консультантов в США подпадают под действие Закона об инвестиционных консультантах 1940 года (Investment Advisers Act), который возлагает на них ряд обязанностей по отношению к своим клиентам. Именно тому, как применяются положения этого закона к новым бизнес-моделям на стыке современных технологий и традиционных инвестиционных консультаций, и посвящено Письмо.

Одновременно с Письмом Комиссия опубликовала Инвестиционный бюллетень (Investor Bulletin: Robo-Advisers, "Бюллетень"), который уже предназначен для индивидуальных инвесторов, заинтересованных в использовании робо-эдвайзеров. В Бюллетене изложены особенности новых инструментов: как их преимущества (низкие комиссии), так и недостатки (отсутствие индивидуального подхода). Там также даны отдельные рекомендации, как инвестору стоит подходить к выбору автоматизированного консультанта для себя.

На что обратила внимание Комиссия?

Письмо подчеркивает, что автоматизированные инвестиционные консультанты обязаны полностью раскрывать клиентам все существенные факты и применять все разумные усилия для того, чтобы предотвратить введение клиента в заблуждение. Необходимая информация должна быть представлена в той форме, в которой клиент ее наиболее вероятно прочитает и поймет. Она также должна включать в себя описание алгоритма, используемого автоматизированным консультантом, и сопутствующие ограничения и риски. Чтобы соответствовать этим требованиям, автоматизированные консультанты должны продумать такие моменты, как время предоставления важной информации (до или после создания клиентом счета на сайте) и способы привлечения внимания клиента к особо важным пунктам (например, посредством всплывающих окон).

Так как консультанты обязаны действовать в лучших интересах клиента, особую важность имеют способы получения информации о клиенте, которые применяются робо-эдвайзерами (как правило, опросные листы). Письмо рекомендует тщательно продумывать: (1) выявляют ли вопросы достаточно информации для того, чтобы принять подходящее для клиента инвестиционное решение, (2) являются ли вопросы достаточно понятными и (3) используются ли какие-либо методы для того, чтобы клиент не предоставлял противоречивую информацию. Если клиент выбирает портфель, который не был рекомендован консультантом, последнему стоит рассмотреть целесообразность оповещения клиента о том, почему иные варианты инвестиций могут быть для него более подходящими. Последнее, на что обращает внимание Письмо, – это обязанность инвестиционных консультантов иметь внутренние политики и назначить должностное лицо по соблюдению закона, в обязанности которого входит обеспечение и регулярная проверка соответствия всем требованиям Закона об инвестиционных консультантах.

Регулирование робо-эдвайзеров в России

Деятельность автоматизированных консультантов в России отдельно не регулируется, при условии, что такие советники сами не осуществляют операции с ценными бумагами от имени своих клиентов. Последнее повлечет применение правил о брокерах и дилерах. В США же деятельность инвестиционных консультантов (investment advisers) подлежит лицензированию, а сам термин в соответствии с Законом об инвестиционных консультантах 1940 года включает любых лиц, консультирующих по вопросам приобретения ценных бумаг за вознаграждение.

Несмотря на отсутствие прямого регулирования в России, к такого рода услугам будут применяться нормы гражданского права, а также законодательство о защите прав потребителей, если стороной выступает потребитель. В частности, в соответствии с последним потребитель имеет ряд прав:

  1. Право получать качественную услугу. При этом при отсутствии в договоре условий о качестве продавец обязан передать оказать услугу, соответствующую обычно предъявляемым требованиям и пригодную для целей, для которых услуга такого рода обычно используется.
  2. Право на то, чтобы услуга при обычных условиях была безопасна для жизни, здоровья потребителя, окружающей среды, а также не причиняла вред имуществу потребителя.
  3. Право на получение необходимой и достоверной информации об услугах, обеспечивающей возможность их правильного выбора, в том числе правила и условия эффективного и безопасного использования услуг.

Эти и ряд других требований законодательства о защите прав потребителей, в отсутствие специального регулирования, могут иметь неожиданные преломления для робо-эдвайзеров в России. Например, что понимается под качественной инвестиционной услугой? Должен ли и в какой степени консультант раскрывать, как происходит формирование портфеля потребителя?

Американское законодательство возлагает на всех инвестиционных советников фидуциарные обязанности, то есть обязанности действовать в интересах своих клиентов добросовестно и разумно. Как правило, за нарушения именно этой обязанности Комиссия и привлекает к ответственности недобросовестных игроков.

В России такая обязанность не закреплена в законодательстве о защите прав потребителей. Наиболее близким аналогом такой нормы в свете регулирования инвестиционной деятельности является норма ст. 1022 Гражданского кодекса РФ, посвященная деятельности доверительных управляющих:

Доверительный управляющий, не проявивший при доверительном управлении имуществом должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления, возмещает выгодоприобретателю упущенную выгоду за время доверительного управления имуществом, а учредителю управления убытки, причиненные утратой или повреждением имущества, с учетом его естественного износа, а также упущенную выгоду.

Если сегмент автоматизированных консультантов будет показывать такую же популярность в России, стоит ожидать что национальные регулирующие органы также дадут пояснения относительно их деятельности. Вероятно, такие пояснения будут направлены именно на защиту прав индивидуальных инвесторов. В отсутствие же специального регулирования российским компаниям (особенно тем, которые направлены на иностранную аудиторию), стоит ориентироваться на последние позиции иностранных регуляторов.

контакное лицо