Мы в эфире

Соглашение о неконкуренции (нон-компит) в России: практика судов и ФАС

Российское право
Читать статью

Так работают нон-компиты в России или нет? Работают, но с некоторыми особенностями, которые рассмотрим в данной статье. Концепт-шаблон договора об ограничении конкуренции прилагается.

Что такое нон-компит (Non-Compete) или соглашение о неконкуренции

Соглашение о неконкуренции (на англ. Non-Compete Agreement, NCA) – соглашение, по которому одна сторона обязуется не совершать каких-либо конкурирующих действий в связи с тем, что эта сторона обладает определенными знаниями и навыками, полученными в том числе в результате сотрудничества двух сторон.

Например, работодатель хочет ограничить сотрудника в праве работать на его конкурентов в течение определенного времени после увольнения. Или другой пример: один участник ООО выходит из состава, а оставшиеся хотят ограничить такого уходящего в возможности создавать похожие бизнесы или работать иным образом на конкурентов компании.

В некоторых юрисдикциях нон-компиты прямо разрешены (Беларусь, см. Декрет № 8 «О развитии цифровой экономики»), в других прямо запрещены (Калифорния, США, см. California Business and Professions Code Section 16600). В России эти соглашения прямо не урегулированы ни на законодательном, ни на подзаконном уровнях. Есть разъяснения профильных органов и не очень обширная судебная практика. Ни первое, ни второе, как известно, не имеет обязательной юридической силы в России. Однако в отсутствие других источников права именно эти являются принципиальными для оценки правомерности нон-компитов и рисков их заключения.


Природа соглашения о неконкуренции

Чтобы сказать, работают ли нон-компиты в российском правовом поле, мы должны определить природу такого соглашения. Это важно, поскольку в зависимости от природы соглашения, к нему будут применяться различные правила. С одной стороны, некоторые нон-компиты могут быть запрещены в рамках трудовых отношений. С другой стороны, ограничение конкуренции спокойно допускается в рамках гражданско-правовых отношений.

Здесь стоит отметить, что такое разделение в целом характерно для российской юрисдикции, где много ученых и сам законодатель исходят из того, что трудовой договор – это особой договор, отличный от гражданско-правовых соглашений. К трудовым договорам обязательно применяются все положения ТК РФ. В США же, например, трудовой договор считается подвидом обыкновенных договоров. Поэтому он может быть расторгнут в любое время (“employment at will”), а стороны по большому счету вправе договориться о любых условиях.


Соглашение о неконкуренции как гражданско-правовая сделка

Для гражданского права соглашение о неконкуренции является непоименованным договором, то есть договором, который прямо не предусмотрен действующим законодательством. Тем не менее, учитывая принцип свободы договора, подобная конструкция имеет право на существование.

Как гражданско-правовые сделки нон-компиты могут заключаться, в том числе, между партнерами по бизнесу, например, между участниками юридических лиц, и предпринимателями в целом. Иными словами, там, где нет элемента трудовых отношений.

Здесь ситуация гораздо проще, так как риск нарушения прав и свобод человека или нарушения иных императивных норм гораздо ниже, чем в трудовых отношениях.


Соглашение о неконкуренции как часть трудовых отношений

С точки зрения трудового законодательства, соглашения о неконкуренции, скорее всего, являются недопустимыми, поскольку представляют собой ограничение прав человека. Но здесь, как обычно в юриспруденции, не все так однозначно – см. обзор судебной практики ниже.

Можем здесь отметить, что российский закон в целом признает возможность ограничения конкуренции в трудовых отношениях, например, когда это выгодно публично-правовому образованию, то есть государству или муниципалитету. Оговоримся, что в этом случае ограничение на занятие определенной деятельностью устанавливается не соглашением сторон, а законом.

Так, согласно ст. 64.1 ТК РФ работники государственной или муниципальной службы в течение двух лет после увольнения с государственной или муниципальной службы, могут трудоустроиться в организацию, над которой они осуществляли те или иные функции государственного управления,только с согласия соответствующей комиссии по соблюдению требований к служебному поведению государственных или муниципальных служащих и урегулированию конфликта интересов.

В отношении всех остальных, как считает Минтруд России, нон-компиты недопустимы (Письмо Минтруда России от 19.10.2017 N 14-2/В-942). Но подобные письма являются лишь «рекомендательными» и выражают исключительно позицию государства в лице указанного министерства, которая может не совпадать с действительным смыслом нормы закона.

Поэтому со ссылкой на положения Конституции РФ (ч. 1 ст. 37, ч. 3 ст. 55) и Трудового кодекса РФ («ТК РФ») (ч. 2 ст. 9) можно со значительной степенью уверенности сказать, что некоторые нон-компиты работать не будут (здесь имеются в виду такие соглашения о неконкуренции, которые явным образом нарушают права человека – для понимания см. обзор судебной практики ниже). 

Вместе с тем существует и альтернативное мнение, описанное далее.


Почему соглашение о неконкуренции можно использовать в России в рамках трудовых отношений

Возражения против правомерности заключения нон-компитов, связанных с трудовыми отношениями, традиционно высказываются в связи с тем, что нон-компит квалифицируется:

  • либо как гражданско-правовая сделка отказа от права (например, от права на труд – статья 37 Конституции РФ; на бумаге она может быть выражена в тексте самого трудового договора, приложения к нему или же в тексте отдельного соглашения, заключенного в связи с трудовыми отношениями между теми же сторонами);
  • либо как непосредственное условие трудового договора (ст. 57 ТК РФ), ограничивающее права или ухудшающее положение работника.

Отказ от права (первый случай), по общему правилу, не влечет его прекращения, а ухудшающие положение работника условия трудового договора (второй случай) прямо запрещены ТК РФ. Такая позиция не может не вызывать вопросов. 

Во-первых, соглашение, влекущее обязательство одной стороны не работать на конкурентов другой стороны, далеко не всегда является отказом от права

Отказ от права, как любая сделка, предполагает волеизъявление стороны, направленное на конкретные правовые последствия. Иными словами, чтобы сказать, что нон-компит (соглашение о неконкуренции) – это отказ лица от своего права на труд, необходимо выяснить, действительно ли его воля направлена на такие последствия. Положительный ответ на этот вопрос, разумеется, будет не в каждом случае. 

Если воля на прекращение права отсутствовала, следует говорить об обычном гражданско-правовом обязательстве: лицо, обязуясь не работать на конкурентов контрагента, никак не ограничивает свою правосубъектность. В действительности лицо может работать на конкурентов, что, однако, повлечет для этого лица гражданско-правовую ответственность в рамках принятого на себя обязательства о неконкуренции (например, убытки или неустойку). 

Указанное выше подтверждается судебной практикой (см. ниже). В одном из дел было признано, что запрет работать на конкурентов является лишь условием выплаты вознаграждения бывшему работнику.

Во-вторых, позиция отрицания правовых последствий отказа от права (п. 2 ст. 9 Гражданского кодекса РФ («ГК РФ») стара и не обоснована

Выраженная в норме п. 2 ст. 9 ГК РФ позиция законодателя основана на существовавшем во времена становления нынешнего гражданского права РФ представлении о том, что обладание правом является более значимой ценностью, нежели автономия (свобода) воли участников оборота (#).

То есть соглашение о неконкуренции со ссылкой на данную норму может быть признано недействительным, поскольку подобное условие отказа от права не будет иметь правовых последствий.

Но современная наука российского гражданского права постепенно отходит от этой позиции. Все чаще слышно мнение о том, что прямое волеизъявление на отказ от права в действительности должно влечь прекращение этого права. 

Этому воззрению соответствует опыт развитых зарубежных правопорядков (например, Германии); также оно стало поддерживаться и практикой российских судов (к примеру, см. определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 01.08.2016 № 308-ЭС15-6280(3) по делу № А32-29459/2012, в котором Коллегия прямо признала возможность отказа от залоговых прав).

В-третьих, если соглашение об ограничении конкуренции затрагивает право на труд, то вопрос о том, ограничивает ли такое условие права работника или ухудшает ли его положение, необходимо исследовать отдельно

Если вести речь об ограничении прав работника, вернемся к рассуждению выше о том, что нон-компит далеко не всегда предполагает ограничение правосубъектности соответствующей его стороны, но, наоборот, может опосредствовать лишь ординарное гражданско-правовое обязательство такой стороны, пусть и выраженное в тексте трудового договора. 

Если же говорить об ухудшении положения работника, то это обстоятельство требует собственного доказывания. Иными словами, нужно еще доказать, что положение работника реально ухудшилось.

Таким образом, нельзя однозначно сказать, что нон-компиты (соглашения о неконкуренции) не работают в России. В каждом конкретном случае необходимо исследовать договор и обстоятельства его заключения. Самое главное – соблюсти баланс интересов сторон так, чтобы не имелось недопустимых ограничений и нарушений прав работника. Для лучшего понимания смотрите обзор практики ниже.

Учитывая проведенное исследование, мы подготовили шаблон соглашения о неконкуренции.

Далее приводим обзор практики российских судов и Федеральной антимонопольной службы по различным вопросам соглашений о неконкуренции.


Нельзя запрещать контрагенту заключать трудовые договоры с вашими сотрудниками

Дело № А40-230924/2018

Требование: Истец (российское ООО) просит о взыскании компенсации за нарушение условий о непереманивании сотрудников в рамках договоров на оказание услуг с Ответчика (также российское ООО) в размере 40 905 600 руб.

Решение: В удовлетворении требований Истца отказано, указанные условия признаны недействительными (ничтожными).

Между Истцом (исполнителем) и Ответчиком (заказчиком) были заключены договоры оказания консультационных услуг.

Стороны согласовали, что обязаны не осуществлять найма специалистов другой стороны, прямо или косвенно привлеченных к оказанию услуг в течение срока действия договоров, а также в течение 12 месяцев после их прекращения (п. 6.1 договоров).

Сторона, нарушившая п. 6.1 договора, выплачивает другой стороне компенсацию, равную 12-кратному размеру оплаты труда такого специалиста за последний месяц его работы, в течение 5 рабочих дней с момента получения письменного требования о выплате компенсации (п. 6.2. договоров).

Несмотря на такие договоренности, Ответчик принял на работу 24 специалиста, которые ранее работали у Истца и участвовали в оказании услуг для Ответчика.

Первая инстанция

Суд первой инстанции, учитывая принцип свободы договора (ст. 421 ГК РФ), требование Истца удовлетворил.

Суд указал, что условия пунктов 6.1 и 6.2 договоров по своему смыслу направлены на предотвращение ситуации по «утечке» кадров от Истца к иным лицам, выступающим заказчиками оказываемых Истцом услуг, при этом данные ограничения связаны с тем, что Истец вкладывает в каждого принимаемого на работу специалиста время и денежные средства для обучения до уровня, позволяющего оказывать услуги, за счет которых Истец извлекает прибыль и осуществляет свою уставную деятельность.

Апелляционная инстанция

Суд второй инстанции признает спорные условия договора недействительными.

Суд указал, что такие условия недействительны в силу ничтожности (п. 2 ст. 168 ГК РФ), так как они нарушают требования закона, посягают на публичные интересы, а также права и охраняемые законом интересы третьих лиц.

Этот вывод суда основан на следующем.

Конституция РФ гарантирует каждому право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (ч.1 ст. 37). Это право, согласно ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации, может быть ограничено только федеральным законом соразмерно конституционно значимым целям.

В соответствии с ч. 1 ст. 3 ТК РФ каждый имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав. В силу ч. 1 ст. 64 ТК РФ запрещается необоснованный отказ в заключении трудового договора, а согласно ч. 2 данной статьи какое бы то ни было прямое или косвенное ограничение прав при заключении трудового договора в зависимости от обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников, не допускается. Далее также дается ссылка на п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2.

В рассматриваемом случае содержащееся в п. 6.1 спорных договоров условие о запрете на заключение трудовых договоров с работниками Истца ограничивает право на труд работников, не участвовавших в договоренностях между двумя сторонами, то есть третьих лиц по отношению к участвующим в такой сделке сторонам. В этой связи указанный пункт договора нарушает публичные интересы.

Так, в случае, если к стороне, принявшей на себя обязательство не заключать трудовые договоры с работниками другой стороны, обратится работник другой стороны, желающий перейти к ней на работу (при условии наличия соответствующей вакансии и того, что этот работник отвечает требованиям данной вакансии), эта сторона, основываясь на п. 6.1 указанных договоров, должна будет отказать ему в заключении трудового договора по основанию, не предусмотренному ТК РФ. 

В этой ситуации лицу, ищущему работу, потенциальный работодатель будет вынужден отказать в заключении трудового договора по причине того, что соискатель работы состоит или ранее состоял в трудовых отношениях с его контрагентом, то есть по обстоятельствам, не связанным с деловыми качествами работника и не в связи с требованиями, предъявляемыми к данной работе.

Таким образом, предусмотренная п. 6.1 спорных договоров обязанность ответчика придерживаться противоправного поведения противоречит законодательно установленному запрету на незаконный отказ от заключения трудового договора и является случаем запрещенной дискриминации в сфере труда, а, следовательно, данное условие договоров прямо противоречит Конституции РФ и ТК РФ.

Конкуренции в этом случае нет

Истец заявлял, что подобные действия Ответчика нарушают ст. 14.7 Федерального закона «О защите конкуренции» № 135-ФЗ от 26.07.06.

Эта статья устанавливает запрет на недобросовестную конкуренцию, связанную с незаконным получением, использованием, разглашением информации, составляющей коммерческую или иную охраняемую законом тайну, в том числе получение информации от лица, имеющего или имевшего доступ к указанной информации вследствие выполнения служебных обязанностей, если не истек установленный законом или договором срок ее неразглашения 

Суд указал, что в данном споре отношения Истца и Ответчика в рамках заключенных договоров не являются конкурентными, поскольку стороны осуществляют деятельность в различных сферах и на различных рынках товаров и услуг. 

По вопросу использования режима коммерческой тайны истец был вправе предусмотреть соглашение с работниками о неразглашении конфиденциальной информации. 

Необходимо также учитывать, что Федеральным законом  «О коммерческой тайне» № 98-ФЗ от 29.07.2004 не установлен запрет работников, обладающих сведениями конфиденциального характера, на трудоустройство в другие организации, в том числе, являвшихся контрагентами их бывшего работодателя.

Кассационная инстанция

Суд поддержал решение апелляционной инстанции.

Обжалование в Верховном Суде РФ

Судья Верховного Суда России также встала на сторону Ответчика – Истцу отказано в передаче жалобы для дальнейшего рассмотрения.


По соглашению о расторжении трудового договора можно выплачивать сотруднику вознаграждение за соблюдение условия о неконкуренции

Апелляционное определение Московского городского суда по делу № 33-52632/2018

Требование: Истец (бывший сотрудник российского ООО) просит о взыскании с Ответчика (российское ООО – бывший работодатель Истца) вознаграждения за соблюдение условия о неконкуренции.

Решение: В удовлетворении требований Истца отказано, поскольку Истцом не были соблюдены условия о неконкуренции.

Некий гражданин работал в российском ООО. Через какое-то время между сторонами было заключено соглашение о расторжении трудового договора.

В том числе этим соглашением было предусмотрено обязательство Ответчика выплатить Истцу вознаграждение за неконкуренцию в течение 6 месяцев (не работать в компаниях, оказывающей услуги из той же области, что и Ответчик; не переманивать сотрудников; не вести предпринимательскую деятельность в указанной области и тому подобное). Указано, что в противном случае Истцу (бывшему работнику) неизбежно пришлось бы раскрыть или использовать коммерческую тайну или иную конфиденциальную информацию, которую он обязался не раскрывать и не использовать.

Такое условие судом было признано действительным, поскольку:

  • Согласно ст. 57 ТК РФ в трудовом договоре могут предусматриваться дополнительные условия, не ухудшающие положение работника по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами;
  • В силу ч. 4 ст. 178 ТК РФ трудовым договором могут предусматриваться дополнительные случаи выплаты выходных пособий, а также устанавливаться повышенные размеры выходных пособий.

Тем не менее, в иске было отказано, так как Истец устроился в компанию, которая занималась той же деятельностью, что и Ответчик.


Если условие о неконкуренции безвозмездно, нельзя просто так требовать выплаты компенсации за соблюдение такого условия

Апелляционное определение Краснодарского краевого суда по делу № 33-23701/2017

Требование: Бывший сотрудник российского ООО (Истец) просит о взыскании с бывшего работодателя (Ответчика) компенсации за соблюдение условия о неконкуренции.

Решение: В удовлетворении требований Истца отказано, поскольку трудовым договором не было предусмотрено каких-либо компенсационных выплат, а также Истцом не доказано, что он не смог трудоустроиться именно из-за наличия условия о неконкуренции.

Условиями п. 10.1 трудового договора было предусмотрено, что Истец принял на себя обязательство в течение срока действия договора и 12 месяцев после его расторжения (прекращения) не быть связанным с конкурирующими компаниями ответчика без письменного согласия ответчика.

Суд отказал в иске, поскольку:

  • условиями данного договора порядок и размер компенсации работнику за соблюдение условий п. 10.1 трудового договора (неконкуренция и непереманивание работника) не предусмотрены;
  • Истцом не указано, в какую конкретную организацию он предпринимал попытки трудоустроиться и не представил доказательств невозможности данного трудоустройства (отказа в приеме на работу);
  • Истец не представил доказательств обращения к ответчику за получением письменного согласия на трудоустройство к какому-либо конкретному работодателю и доказательств получения письменного отказа в согласовании трудоустройства.


Существует риск признания условия о неконкуренции недействительным

Апелляционное определение Московского городского суда от 02.06.2017 N 33-20918/2017

Требование: Истец (бывший сотрудник российского ООО) просит о взыскании с Ответчика (российское ООО – бывший работодатель Истца) компенсации за соблюдение условия о неконкуренции.

Решение: В удовлетворении требования отказано.

Истец принял на себя обязательство о неконкуренции, а взамен должен был получить определенную компенсацию.

Но суд указал, что такое условие не подлежит применению, поскольку в ч. 2 ст. 9 ТК РФ определено, что трудовые договоры не могут содержать условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

В то же время суд обращает внимание, что Истцом не были соблюдены условия для получения компенсации – Истец зарегистрирован в целях поиска подходящей работы, признан безработным.


Руководящая должность предполагает использование конфиденциальной информации; соглашение о неконкуренции с сотрудником в том числе имеет гражданско-правовую природу и такие условия не всегда нарушают право работника на труд

Апелляционное определение Московского городского суда от 14.10.2014 по делу N 33-34658 

Требование: Бывший сотрудник Бинбанка (Истец) просит взыскать с банка (Ответчик) вознаграждение за соблюдение условия о неконкуренции, а также о признании пунктов договора о неразглашении информации и запрете конкуренции не подлежащими применению. 

Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку Истцом не исполнены все предусмотренные договором условия, являющиеся основанием для выплаты ему соответствующего вознаграждения.

Истец работал в Бинбанке по трудовому договору. С ним был также подписан договор о неразглашении информации и запрете конкуренции – договор распространяет свое действие на проект «Банк Прямого Обслуживания» в течение срока проекта и 1 года после его окончания либо выхода из проекта в соответствии с планом проекта (п. 2 договора)..

По указанному договору Истец имел право получить 6 месячных «доходов», если им будут соблюдены следующие условия (п. 14):

  • участие в проекте в соответствии с планом проекта;
  • не разглашение конфиденциальной информации в течение срока действия договора;
  • продолжение работы в ОАО «БИНБАНК» в течение 1 года после окончания проекта, либо окончания участия в проекте в соответствии с планом проекта, либо выполнение уволившимся Истцом пунктов 12-13 договора в течение 1 года после окончания проекта либо окончания участия в проекте в соответствии с планом проекта.

Согласно п. 12 договора Истец и Ответчик признают, что последующая после увольнения из Бинбанка деятельность в финансовых организациях либо проектах, конкурирующих с ОАО «БИНБАНК», может привести к использованию Истцом конфиденциальной информации, вследствие чего банку может быть причинен реальный или косвенный ущерб.

Нарушением условий п. 12 является непосредственно факт осуществления Истцом указанной в данном пункте деятельности, предполагающей использование полученной конфиденциальной информации до окончания срока проекта и в течение 1 года после окончания проекта или выхода из него.

Истец был уволен по собственному желанию, а затем принят на работу в Сбербанк на руководящую должность. Поэтому Бинбанк отказал Истцу в выплате вознаграждения, ссылаясь на то, что им не выполнены условия сохранения конфиденциальной информации (п.п. 12-14 договора).

Истец считает, что п. 2 и п. 12 договора являются незаконными, так как противоречат трудовому законодательству Российской Федерации и ограничивают его право на труд, и Ответчик должен выплатить ему вознаграждение с процентами.

Первая инстанция

Хотя в иске и было отказано, суд встал на сторону Истца.

Пункты 2 и 12 были признаны не подлежащими применению, поскольку они нарушают право Истца на свободу труда.

Истец имел право на получение вознаграждения, так как:

  • использование Истцом конфиденциальной информации в ущерб интересам ОАО «БИНБАНК» не подтверждено;
  • основания для выплаты денежного вознаграждения в соответствии с п.14 договора наступили (т.к. п. 12 не применяется).

В тоже время, суд указал на пропуск Истцом установленного ст. 392 ТК РФ срока для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении иска. 

Вторая инстанция

Апелляционная инстанция находит выводы суда первой инстанции ошибочными, основанными на расширительном толковании норм материального права, без учета существенных обстоятельств дела. Далее описываем почему суд пришел к такому выводу.

О свободе труда

Конституция Российской Федерации закрепляет свободу труда, право каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (ч.1 ст. 37).

Из приведенных конституционных положений НЕ вытекает:

  • право гражданина занимать определенную должность;
  • выполнять конкретную работу в соответствии с избранным им родом деятельности и профессией; и
  • обязанность кого бы то ни было такую работу или должность ему предоставить.

В сфере трудовых отношений свобода труда проявляется прежде всего в договорном характере труда. Именно в рамках трудового договора на основе соглашения гражданина и работодателя решается вопрос о работе по определенной профессии, специальности, квалификации или должности.

Вместе с тем свобода труда предполагает обеспечение каждому возможности на равных с другими гражданами условиях и без какой-либо дискриминации вступать в трудовые отношения, реализуя свои способности к труду.

Соглашение о неконкуренции – гражданско-правовой и смешанный договор

Заключенный сторонами договор о неразглашении информации и запрете конкуренции является юридической формой договоренности сторон об обеспечении режима ограниченного доступа к конфиденциальной информации. В соответствии с п. 2 ст. 421 ГК РФ (свобода договора) стороны вправе заключить договор, не предусмотренный законом и иными правовыми актами (непоименованный договор).

Указанный договор имеет гражданско-правовую природу, поскольку его объектом является информация. В тоже время, договор регулирует отношения сторон, как в период исполнения трудовых обязанностей, так и после расторжения трудового договора, соответственно является смешанным договором.

К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора (пункт 3 статьи 421 ГК РФ).

В соответствии со ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. 

Если вышеуказанное правило не позволяет определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Пункт 2 оспариваемого договора устанавливает цель его заключения и срок действия. Пункт 12 определяет род и виды деятельности Истца, которые могут привести к использованию им конфиденциальной информации, вследствие чего Ответчику может быть причинен реальный или косвенный ущерб.

Таким образом, ни один из указанных пунктов не устанавливает запрета на осуществление Истцом трудовой деятельности и исполнение той или иной трудовой функции (занимать определенную должность), выступая лишь в виде условия выплаты вознаграждения за соблюдение Истцом условий договора (п.14).

Презумпция использования руководителями конфиденциальной информации предыдущего работодателя

Далее суд указывает, поскольку Истец работает в ОАО «Сбербанк России» на руководящей должности, он прямо или косвенно использует в своей деятельности информацию, которая стала ему известна в связи с осуществлением трудовой деятельности в ОАО «БИНБАНК».

Соответственно, Истцом не исполнены все предусмотренные договором о неразглашении информации и запрете конкуренции условия (п.14), являющиеся основанием для выплаты ему соответствующего вознаграждения, в связи с чем требования о взыскании с ОАО «БИНБАНК» денежных средств и процентов в порядке ст. 236 ТК РФ удовлетворению не подлежат.


Фидуциарные обязанности руководителей

Руководитель, например генеральный директор, несет фидуциарные обязанности. Такая обязанность предполагает, что руководитель должен добросовестно и разумно действовать в интересах другого (юридического) лица, которым он руководит.

Обязанность возлагается в соответствии с Федеральными законами № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» от 26.12.1995 (п. 1 ст. 71) и № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.1998 (п. 1 ст. 44). Если работодателю удастся доказать недобросовестность руководителя, это может быть основанием для иска о возмещении убытков, в том числе и упущенной выгоды.

В этой связи полагаем, что соглашение о неконкуренции допустимо использовать в качестве механизма, обеспечивающего соблюдение руководителем фидуциарных обязанностей. Хотя это и не обязательно, поскольку взыскать убытки от недобросовестных действий руководителя можно в силу закона.

Подробнее о таких обязанностях написано в памятке по обязанностям и ответственности директора в составе пакета документов для генерального директора.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 04.08.2015 N Ф04-22277/2015 по делу N А70-13409/2014

Требование: Российское ООО (Истец) просит взыскать убытки с генерального директора Истца (Ответчик), поскольку он зарегистрировал новое юридическое лицо с аналогичным Истцу названием и увел его клиентов. 

Решение: С генерального директора взыскали убытки (упущенная выгода) в размере 1 026 908 руб. 24 коп.

Являясь одним из учредителей и генеральным директором Истца (ООО «ПромТехСервис»), Ответчик зарегистрировал новое юридическое лицо – ООО ПКФ «ПромТехСервис», выступив его единственным учредителем и генеральным директором. Основным видом деятельности ООО ПКФ «ПромТехСервис» по ОКВЭД, так же как и у Истца, является обработка металлов и нанесение покрытий на металлы.

Позже Ответчик направил клиентам Истца письма, якобы они (ООО «ПромТехСервис») зарегистрировали новое юридическое лицо (кому-то написал, что было изменено фирменное наименование, другим написал о разделе бизнеса и тп.).

Таким образом, пользуясь деловой репутацией Истца, Ответчик ввел в заблуждение клиентов Истца и, действуя в условиях конфликта интересов, причинил убытки Истцу в виде упущенной выгоды – юридическое лицо Ответчика оказывало услуги клиентам Истца и получало за это вознаграждение.


ФАС о нарушении ФЗ «О защите конкуренции» 

Постановление Новосибирского УФАС России N 06-113/16 от 07.11.2016 о назначении административного наказания

Бывший генеральный директор компании, занимающейся пошивом и торговлей спецодежды и изделий для отдыха, спорта, зарегистрировал новое юридическое лицо.

Бывший генеральный директор также переманил 9 ключевых сотрудников и 27 клиентов компании-бывшего работодателя. Директор и все сотрудники пострадавшей компании подписывали соглашения о неразглашении коммерческой тайны.

Был установлен факт передачи коммерческой тайны, в том числе через рабочий email. Также установлено, что генеральный директор нового юридического лица преподносил новое юридическое лицо, как имеющее отношении к первому юридическому лицу (в котором директор ранее работал).

УФАС установило, что имела место недобросовестная конкуренция (ч. 1 ст. 14.33 КоАП РФ). Зарегистрированному бывшим генеральным директором юридическому лицу назначен административный штраф в размере 250 тыс. рублей.

Решение Новосибирского УФАС России по делу N 06-0109-14-16 от 08.06.2016

Это решение по тому же делу.

УФАС выдал юридическому лицу предписание о прекращении нарушения ст. 14.5, п.2 ст. 14.6, пп. 1, 2 ст. 14.7 Федерального закона «О защите конкуренции», а именно: прекратить использование информации, составляющей коммерческую тайну и секреты производства заявителей, создание и реализацию продукции сходной до степени смешения с продукцией заявителей.


Выводы

Соглашения о неконкуренции могут работать в России, как в рамках трудовых отношений, так и в рамках отношений между предпринимателями, партнерами по бизнесу. В частности, исходя из судебной практики, можно сказать, что следующие условия допустимо включать в нон-компиты:

  • условия о вознаграждении при соблюдении условия о неконкуренции;
  • условия о санкциях за прямое переманивание сотрудников (если ваш сотрудник сам обратился к вашему конкуренту, такой конкурент, подписавший нон-компит, не будет нести ответственность, если примет на работу вашего сотрудника).

Нон-компиты, заключаемые при отсутствии между сторонами трудовых отношений, имеют минимальные риски признания таких соглашений недействительными.

Соглашения о неконкуренции, связанные с трудовыми отношениями, необходимо использовать аккуратно. Имеется больший (по сравнению с гражданско-правовыми сделками) риск признания их недействительными. Тем не менее, практика говорит о том, что в случае отсутствия явных ограничений в трудовых правах сотрудника (которые еще нужно доказать), соглашения о неконкуренции допустимо использовать.

Также имеется практика, которая допускает безвозмездные соглашения о неконкуренции с работником, но для соблюдения прав работника, все же желательно предусмотреть вознаграждение работнику за неконкуренцию.

Тема довольно обширная, поэтому следите за нашими обновлениями. К вопросу применения нон-компитов в России, вероятнее всего, мы еще вернемся.


*     *     *

Скачать шаблон соглашения о неконкуренции можно по этой ссылке.

Василий Агатеев
Александр Усынин
September 24, 2021
Вниз

История дела

Основные события

Подписка на обновления по американскому праву

Автор рассылки: Евгений Краснов,
лицензированный адвокат штата Нью-Йорк

Готово!
Что-то пошло не так. Попробуйте еще раз.

Дополнение к статье

Готово!
Что-то пошло не так. Попробуйте еще раз.

Контакты

Нравятся обзоры кейсов?

Периодически мы пишем обзоры интересных кейсов. Чтобы вы ничего не пропустили, предлагаем подписаться на обновления раздела.

Готово!
Что-то пошло не так. Попробуйте еще раз.

Материалы по теме

Материалы по теме

Как использовать чужой контент в своём видеоблоге: советы юриста на примере дела Kinodanz v. BadComedian

Когда заимствование контента является правомерным, а когда – нет. Разбираемся на примере спора между видеоблогером Евгением Баженововым, a.k.a. BadСomedian, и кинокомпанией Kinodanz.

Евгений Краснов
August 2, 2019

С 1 октября в России появятся групповые иски — как в американских фильмах

27 июня 2019 Госдума приняла закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (о групповых исках)». С 1 октября 2019 года граждане смогут обращаться в суд с групповыми исками в защиту своих прав и законных интересов.

Егор Ларичкин
August 15, 2019

Типовой договор конвертируемого займа по российскому праву

По данной теме статей написано немало, но до сих пор нет типовой документации по российскому праву. В попытке восполнить этот пробел мы решили выложить простой шаблон конвертируемого займа для российского ООО в гугл-документах и описать всё в одной заметке.

Роман Бузько
November 20, 2019

Все об опционных программах для сотрудников в России

Разбираем ключевые условия, описываем «кривые» схемы, предлагаем альтернативный вариант и выкладываем документы для внедрения опционных программ в России и США.

Роман Бузько
September 28, 2020

FAQ по опционам для сотрудников

Разбираем самые распространенные вопросы по выдаче опционов ключевым сотрудникам в российском правовом поле. Типовая документация доступна для скачивания бесплатно.

Егор Ларичкин
October 22, 2020

Опционные программы для сотрудников по российскому праву (фантомы, премии и пр.) [YouTube]

Хотите узнать, как делать опционные программы для ключевых членов команды по российскому праву? На вебинаре рассмотрены все юридические аспекты введения программ финансовой мотивации основателей и ключевых сотрудников в российском ООО на примерах типовой документации по российскому праву, подготовленной Buzko Legal, и примерах из практики иностранных венчурных фондов.

Егор Ларичкин
November 24, 2020

Продукты из категории

Продукты из категории