Мы в эфире: Вебинар по КИК

Договор доверительного управления криптовалютой – обзор судебного спора

Финтех
Читать статью

Криптоинвестор v. Управляющий активами

Истец по устному договору передал крипту ответчику для ее торговли. Рассматриваются вопросы виндикации токенов, квалификации отношений, ответственности сторон.

Обстоятельства дела

Стороны и требование истца

Сторонами спора по делу № 02-2888/2021 являются два физических лица. Истец просит суд истребовать из чужого незаконного владения (от ответчика) следующее имущество:

  • 11,1 BTC;
  • 76,975 ETH;
  • 88,52 DASH.

Основание требования истца

В качестве основания требования истец указывает, что с 3 августа 2018 года он передал ответчику 16,6 BTC на срок до 31 декабря 2018 года. В рамках каких отношений была передана криптовалюта – вопрос спорный, о чем будет описано ниже в позициях сторон и суда.

Истец переводил криптовалюту ответчику несколькими транзакциями, при чем переводились как BTC, так ETH и DASH. В судебном решении указывается, что в итоге транзакций криптовалюта в момент зачисления была «сформирована» в N-единиц BTC, например:

«03 августа 2018 года истец передал ответчику 2,5 единиц криптовалюты BITCOIN и 45 единиц криптовалюты ETHERIUM, путем перевода с личного криптовалютного кошелька наличный криптовалютный кошелек ответчика, ктиорые в момент зачисдения были сформированы в 5,36 единиц криптовалюты BITCOIN».

Остается непонятным, каким образом переданная криптовалюта была «сформирована» в BTC. Либо истец передавал одну крипту, которая сразу же конвертировалась ответчиком в BTC, либо истец передавал крипту через какой-либо обменник (смартконтракт или децентрализованное приложение), принимающее одну крипту и отправляющее другую. В этой же связи непонятно, почему истец просит истребовать помимо BTC, еще ETH и DASH, если все было «сформировано» в BTC. Видимо, ответчик получал от истца разную крипту и сразу конвертировал ее в BTC. Или же между сторонами была договоренность о том, что учет средств будет вестись в BTC, то есть валютой баланса для целей определения доходности является BTC.

Часть криптовалюты ответчик вернул, другая часть возвращена не была – именно ее требует вернуть истец.

Указанные обстоятельства ответчиком не оспариваются, ответчик лишь не согласен с определением отношений, возникших между сторонами, что влияет на их права и обязанности.

Несколько комментариев по делу

Истец выбрал неверный способ защиты своих прав

Истцом был подан виндикационный иск: об истребовании из чужого незаконного владения. 

Данный иск применяется только к вещам, а цифровая валюта (или «криптовалюта», «крипта» – мы используем эти термины в качестве взаимозаменяемых в этой заметке) не является вещью. Более того, ответчик владел криптой законно, истец сам ее передал.

Также, истребуемая по виндикации вещь должна быть индивидуально определена, то есть быть именно той, которую истец передал ответчику. Например, токены ETH нельзя индивидуализировать, у них нет каких-либо номеров или прочих идентификаторов. Но стоит также отметить, что движение токенов можно отследить через обозреватели блокчейна, например https://etherscan.io/, и если они были переданы на пустой аккаунт, то есть они не были смешаны с другими токенами ETH, мы все равно можем утверждать о том, что на аккаунте лежат именно те токены, которые мы ранее передавали. То же самое касается монет BTC и DASH.

Неверный способ защиты – главное основание для отказа в иске, все остальные аргументы суда, скорее всего, являются лишь усилением его позиции. Возможно, в случае выбора иного способа, например, возмещения убытков, суд посмотрел бы на ситуацию с другой стороны.

Правовой статус криптовалют: почему крипта не является вещью

ФЗ № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 31 июля 2020 г. («ФЗ «О ЦФА»») определяет цифровые валюты, как совокупность электронных данных. Также закон прямо указывает, что для некоторых отношений, например, в рамках дел о банкротстве, криптовалюта признается имуществом.

Технически крипта является лишь записью в блокчейне о принадлежности N-аккаунту N-количества токенов. Такую запись нельзя назвать вещью, она не материальна.

Криптовалюту можно назвать «иным имуществом». Статья 128 ГК РФ в качестве примеров такого имущества указывает имущественные права, например безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, цифровые права. 

Устный договор = проблемы в случае спора

Договор между сторонами был заключен устно, что создало серьезные проблемы для истца. 

Суд признал, что договор заключен, но только не договор доверительного управления, а договор оказания услуг. При чем суд решил, что все риски по утрате крипты в связи с ее обесцениванием на рынке лежат на истце, поскольку не доказано, что ответчик в этой части принял на себя какие-либо обязательства. Подобная квалификация отношений между сторонами предопределила судьбу спора во второй инстанции.

Если суд кассационной инстанции не переквалифицирует отношения сторон, то единственный аргумент истца – это недобросовестное исполнение обязательств ответчиком.

Как была «утрачена» криптовалюта, имелось ли недобросовестное исполнение обязательств? 

Из судебного решения остается непонятным, каким образом была «утрачена» криптовалюта. Если ее стоимость просто снизилась в силу рыночных колебаний, то справедливо было бы ожидать, что истец вправе получить как минимум то, что осталось. По всей видимости, это и произошло, так как ответчик вернул часть крипты. Если же криптовалюта была присвоена ответчиком или к ней был утрачен доступ в результате грубой неосторожности ответчика, то справедливо было бы ожидать, что суд встанет на сторону истца. Из судебного решения не следует, что этот вопрос изучался, хотя он представляется критически важным для разрешения дела.

Первая инстанция

Позиция истца

Истец считает, что 3 августа 2018 года стороны в устной форме заключили договор доверительного управления криптовалютой с целью получения прибыли и приумножения крипты. По договору истец передал ответчику в доверительное управление 16,6 BTC до 31 декабря 2018 года. За управление криптой ответчику полагалось вознаграждение в размере 20% от прибыли.

Далее истец указывает, что 27 декабря 2018 года ответчик якобы ему сообщает, что криптовалюта была утрачена, и он не сможет ее вернуть к согласованному сроку (31 декабря 2018 года). Одновременно ответчик предложил продлить срок доверительного управления с целью полного возврата крипты (16,6 BTC) на неопределенный срок.

Впоследствии часть крипты была возвращена, кроме заявленного в иске. 

Позиция ответчика

Встреча сторон состоялась в связи с тем, что ответчик имел опыт торговли криптовалютой на электронных биржах. По итогам встречи истец попросил ответчика через торговлю на биржах криптовалют альтернативными видами криптовалют («альткоины») спасти ситуацию с криптовалютой истца, которая потеряла 30% от ее стоимости за 4 месяца, и еще больше не снизить ее стоимость.

Ответчик не отрицает тот факт, что между сторонами был заключен некий договор в устной форме, но утверждает, что данный договор не является договором доверительного управления.

Никаких обязательств по получению прибыли или иных обязательств по управлению криптой, ответчик на себя не брал, обязательств по сохранению криптовалюты истца в неизменном виде не принимал, в договорные отношения, в том числе доверительного управления, не вступал.

Позиция суда

Суд встал на сторону ответчика и отказал в удовлетворении требований истца. Из текста решения суда сложилось впечатление, что за его основу был взят отзыв ответчика на иск (хотя сам отзыв мы не видели).

Договор доверительного управления не заключен

Суд считает, что договор доверительного управления не был заключен между сторонами. Данный договор может быть заключен только в письменной форме с определением его существенных условий. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность (п. 3 ст. 1017 ГК РФ).

Квалификация отношений, отсутствие обязательств

Из судебного решения следует, что главной целью истца при передаче средств ответчику было добиться неофициального рублевого эквивалента криптовалюты до размеров, за который она была приобретена, то есть за денежную сумму в 11 млн руб., либо в большем размере. 

Стороны представили нотариальные протоколы исследования (неких) доказательств, из которых усматривается, что никаких обязательств на себя ответчик в отношении криптовалюты истца не брал, а лишь принял на себя обязательства оказать услуги с целью помочь истцу не потерять объем вложенных денежных средств.

Данные отношения суд квалифицировал как безвозмездное оказание услуг.

Риск потери крипты

Риски потери имущества, его уменьшения или увеличения несет непосредственно сам истец, принявший решение о добровольной передаче криптовалюты. При этом результат, ради которого истец добровольно передал ответчику имущество, мог быть и недостижим, что, по мнению суда, истцу должно было быть известно, в том числе исходя из ситуации на рынке.

Возложение на ответчика обязанности по возврату крипты в том же объеме, что и при ее передаче, является явно необоснованным, поскольку истец передал имущество ответчику самостоятельно и добровольно и по известным истцу обстоятельством не может быть возвращено в том же объеме с учетом снижения ее стоимости. Обязательств возвратить единицы криптовалюты в первоначальном объеме ответчиком не принималось. 

Также установлено, что вопрос ответственности ответчика в случае уменьшения объема криптовалют в результате торговли не обсуждался.   

Ответчик, действуя добросовестно, воспользовался своим правом на односторонний отказ от дальнейшего соглашения между сторонами, и возвратил истцу оставшийся у него объем криптовалюты, что истцом не оспорено и фактически подтверждено.

Не соблюдено условие виндикационного иска

Объектом виндикации во всех случаях может быть только индивидуально-определенная вещь, существующая в натуре.

Доказательств тому, что переданное истцом имущество находится у ответчика либо что оно фактически находится в незаконном владении ответчика, не представлено. Также не представлено доказательств того факта, что истец является собственником переданной крипты.

Истец должен был сообщить о своей крипте

В силу положений ч. 6 ст. 14 ФЗ «О ЦФА» требования лиц, связанные с обладанием цифровой валютой, подлежат судебной защите только при условии информирования ими о фактах обладания цифровой валютой и совершения гражданско-правовых сделок или операций с цифровой валютой в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах. Истец этого не сделал.

Вторая инстанция

Апелляционная инстанция оставила решение суда первой инстанции без изменений.

Определение суда апелляционной инстанции практически полностью воспроизводит решение суда первой инстанции. 

По мнению суда доводы истца лишь выражают несогласие с оценкой судом первой инстанции представленных доказательств. Тем не менее апелляционная инстанция указывает, что судом первой инстанции дана надлежащая оценка всем имеющимся в деле доказательствам, оснований для иной оценки не имеется.

Также суд не принял ссылку в апелляционной жалобе на протокол допроса свидетеля, поскольку несоблюдение простой письменной формы сделки лишает сторону права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания (ч. 1 ст. 162 ГК РФ).

Кассационная инстанция

15 июля 2022 была подана кассационная жалоба. Мы будем следить за этим делом и дополнять статью по мере его продвижения, поэтому подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить.

В завершение

Мы будем следить за развитием этого дела и держать читателей в курсе. С развитием отношений в сфере оборота криптовалют договоры доверительного управления, безусловно, будут востребованы. Такие договоры, как правило, предоставляют управляющему достаточную долю дискреции в выборе стратегии управления активами. В иностранной практике их также называют Discretionary Investment Management Agreement.

Также существуют Non-Discretionary Investment Management Agreement. В таких договорах управляющий должен следовать инструкциям клиента или доверителя. В сфере криптовалют на практике такие договоры часто используются, когда криптовалюты делегируются сотрудникам компании, например, бухгалтеру для совершения текущих операций. Шаблон такого договора доступен по этой ссылке в нашем репозитории юридических документов по крипте на GitHub.

Василий Агатеев
Роман Бузько
August 8, 2022
Вниз

История дела

Основные события

09/11/2021

Савеловский районный суд (первая инстанция) вынес решение по делу

04/04/2022

Московский городской суд (апелляционная инстанция) решение суда первой инстанции оставил без изменений

15/07/2022

Подана кассационная жалоба

Показать полностьюУбрать историю

Подписка на обновления по американскому праву

Автор рассылки: Евгений Краснов,
лицензированный адвокат штата Нью-Йорк

Готово!
Что-то пошло не так. Попробуйте еще раз.

Дополнение к статье

Готово! Проверьте почту.
Что-то пошло не так. Попробуйте еще раз.

Контакты

Нравятся обзоры кейсов?

Периодически мы пишем обзоры интересных кейсов. Чтобы вы ничего не пропустили, предлагаем подписаться на обновления раздела.

Готово!
Что-то пошло не так. Попробуйте еще раз.

Материалы по теме

Материалы по теме

Блокчейн-домены и DNS: технология и юридические аспекты, защита прав брендов, товарных знаков

Разбираемся как работают DNS и альтернативные блокчейн-системы доменных имен с точки зрения технологии и юриспруденции. Отдельное внимание уделено защите прав брендов и товарных знаков.

Василий Агатеев
August 16, 2022

Как выбрать опционную программу для сотрудников ООО

Существует как минимум три основных формата структурирования опционных программ в ООО, что в свою очередь порождает вопрос выбора. В этой статье мы хотим помочь разобраться в критериях выбора и сделать универсальный алгоритм для принятия решения.

Ирина Карева
August 10, 2022

Налогообложение операций с цифровыми финансовыми активами (ЦФА) и утилитарными цифровыми правами (УЦП)

Рассматриваем правила налогообложения операций с цифровыми финансовыми активами и утилитарными цифровыми правами, введенные Федеральным законом № 324-ФЗ «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации» от 14 июля 2022 г.

Дмитрий Хахаев
July 28, 2022

Все об опционных программах для сотрудников в России

Разбираем ключевые условия, описываем «кривые» схемы, предлагаем альтернативный вариант и выкладываем документы для внедрения опционных программ в России и США.

Роман Бузько
September 28, 2020

Опционные программы для сотрудников по российскому праву (фантомы, премии и пр.) [YouTube]

Хотите узнать, как делать опционные программы для ключевых членов команды по российскому праву? На вебинаре рассмотрены все юридические аспекты введения программ финансовой мотивации основателей и ключевых сотрудников в российском ООО на примерах типовой документации по российскому праву, подготовленной Buzko Legal, и примерах из практики иностранных венчурных фондов.

Егор Ларичкин
November 24, 2020

Гайд для сотрудников по опционам в американских компаниях

Эта статья предназначена для русскоязычных сотрудников, которые получили от американской компании предложение выдать опционы на акции. Статья поможет разобраться, на что обратить внимание в предлагаемой документации, осветит множество нюансов налогообложения всех видов опционов, укажет один из способов посчитать реальную экономическую стоимость опциона.

Егор Ларичкин
February 10, 2021

Продукты из категории

Продукты из категории