Мы в эфире: Вебинар по КИК

Epic Games против Apple: правовые позиции и возможные последствия

Американское право
Читать статью

Epic Games v. Apple

Epic Games считает, что Apple создает антиконкурентные условия, запрещая проведение внутриигровых покупок в обход платежной системы Apple.

App Store является одним из крупнейших магазинов приложений, доступных на глобальном рынке. Хорошо известно, что, если приложения, размещенные на App Store, предлагают платные функции, Apple получает 30% от продаж в качестве комиссии. Установление комиссии в таком размере часто критиковалось сторонними разработчиками игр и других приложений и в результате вылилось в иск Epic Games Inc. (игра Fortnite) к Apple, за новостями о котором внимательно следят по всему миру. Об этом подробнее в данном разборе.

Кратко о главном

Истец 

Epic Games Inc. – это корпорация из Мэриленда, главный офис которой находится в Кэри, Северная Каролина. В настоящее время самой популярной игрой Epic Games является Fortnite, в которой сотни миллионов людей в красочном виртуальном мире встречаются, играют, разговаривают, соревнуются, танцуют и даже устраивают различные культурные мероприятия. Основной доход Epic Games получает от in-app purchases (покупки внутри приложений), предлагая пользователям различный игровой контент (например, внутриигровую валюту, одежду для виртуальных персонажей и др.).

Ответчик

Apple Inc. – калифорнийская корпорация с основным местонахождением бизнеса в Купертино, Калифорния. Apple – крупнейшая публичная корпорация в мире с текущей рыночной капитализацией около 2 трлн долларов. Apple разрабатывает и продает смартфоны, персональные компьютеры, планшеты (такие как Mac, iPhone, iPad и др.), иные устройства и аксессуары, а также оказывает различные сопутствующие услуги. Компания также владеет и управляет магазином приложений App Store и заключает контракты со всеми разработчиками, которые распространяют свои приложения через App Store.

Суд

Федеральный окружной суд США Северного округа Калифорнии (United States District Court for the Northern District of California) – федеральный суд первой инстанции, находящийся городе Сан-Франциско, штат Калифорния, США («Суд»).

Ниже приводятся не только ключевые даты разбирательства, включая будущие, но и важные события, которые послужили причиной для начала судебного спора.

Предыстория

По условиям соглашений, заключаемых с разработчиками приложений для iOS, Apple позволяет разработчикам размещать такие приложения только в App Store. То есть создать какой-либо другой магазин приложений, совместимый с iOS, невозможно. 

В свою очередь, у пользователей отсутствует возможность удалить предустановленное приложение App Store со своего iPhone или iPad, а также возможность скачивать приложения из какого-либо другого магазина приложений помимо App Store. Также пользователи лишены возможности легально устанавливать приложения с веб-сайтов. 

Apple также лишает разработчиков возможности использовать какие-либо другие платформы для обработки платежей помимо iOS In-App Payment Processing Market. То есть Apple требует от разработчиков, которые готовы разместить в App Store свои приложения, использовать только способ обработки платежей, предлагаемый Apple. 

Все эти меры Apple оправдывает тем, что только при их соблюдении пользователям гарантируется конфиденциальность и безопасность данных. Однако Epic Games не согласна и утверждает, что этими словами Apple прикрывает действительную цель, а именно – создание антиконкурентных условий.

В связи с этим в августе 2020 года Epic Games подала иск в суд против компании Apple. 

Суть обвинений Epic Games

В антимонопольном иске Epic Games, основываясь на Акте Шермана (Sherman Antitrust Act of 1890) и ряде других актов Всего Epic Games предъявила десять претензий о нарушениях Акта Шермана, Калифорнийского Акта Картрайта и Акта о недобросовестной конкуренции в Калифорнии. , предъявила следующие основные претензии к Apple:

  1. Apple монополизирует и ограничивает конкуренцию на рынке распространения приложений для iOS и на рынке обработки платежей в приложениях для iOS;
  2. Apple не позволяет другим лицам получить доступ к ключевой мощности – iOS – на рынке распространения приложений для iOS;
  3. Apple фактически заставляет разработчиков заключать «связывающие соглашения» в части необходимости использования iOS In-App Payment Processing Market в случае размещения приложения на App Store.

Теоретическая база

Что такое Акт Шермана?

Антимонопольный закон Шермана («Акт Шермана») – первый закон, принятый Конгрессом США (1890 г.) для ограничения концентрации власти, мешающей торговле, и снижения экономической конкуренции. Он был назван в честь эксперта по регулированию торговли – сенатора США Джона Шермана. 

Раздел 1 Акта Шермана признает незаконными любые отношения, ограничивающие торговлю или коммерцию в США или между США и иностранными государствами, а Раздел 2 Акта Шермана запрещает любому лицу монополизировать любую часть торговли или коммерции в США.

Частным лицам, пострадавшим в результате нарушений, разрешается подавать в суд на трехкратную сумму причиненного им ущерба. Именно в нарушении этих двух разделов Акта Шермана Epic Games обвиняет Apple.

Стандарты, применяемые при рассмотрении дел по Разделу 1 Акта Шермана

Правило разумного подхода (Rule of Reason)

Правило разумного подхода является традиционной структурой анализа для определения того, нарушается ли Раздел 1 Акта Шермана. При применении этого правила судам необходимо проводить анализ фактической структуры рынка и распределения власти на таком рынке, чтобы оценить, насколько те или иные действия ответчика влияют на конкуренцию на соответствующем рынке. 

Данное правило применяется для учета положительных последствий ограничивающих конкуренцию соглашений для потребителей, развития технологии и т.д., с тем чтобы не признавать правонарушением случаи, когда положительные последствия сделок превышают отрицательное воздействие на конкуренцию, так как запрету должны подлежать лишь неразумные ограничения. 

При проведении анализа в соответствии с правилом разумного подхода также применяется трехступенчатый тест, перераспределяющий бремя доказывания с истца на ответчика. Так, первоначально истец должен доказать, что действия ответчика создают существенные препятствия конкуренции и тем самым причиняют вред потребителям. Затем, в случае если истец успешно доказывает соответствующий факт, бремя доказывания того, что осуществляемые действия обусловлены положительно влияющими на конкуренцию факторами, переносится на ответчика. В случае, если ответчик также успешно доказывает наличие соответствующих факторов, истец должен будет доказать, что положительный эффект на конкуренцию может быть достигнут другими, менее ограничительными действиями.

«Связывающие соглашения» (Tying Arrangement)

Эта практика может быть определена как соглашение стороны о продаже одного продукта, но только при условии, что покупатель также приобретает другой (связанный) продукт или, по крайней мере, соглашается с тем, что он не будет покупать такой продукт у других поставщиков. 

Поскольку Раздел 1 Акта Шермана запрещает любые отношения, ограничивающие торговлю, «связывающие соглашения» оспариваются, в частности, на его основании.

Рассматривая споры о «связывающих соглашениях» суды используют два возможных подхода к анализу: подход «как есть» (per se) и правило разумного подхода (Rule of Reason). Порядок применения указанных походов кратко описан далее.

Подход «как есть» (per se)

Подход «как есть» допускает признание определенных договорных практик незаконными в силу Раздела 1 Акта Шермана без исследования фактических рыночных обстоятельств. Применение данного подхода ограничено типом оспариваемого договора (например, его использование допустимо в отношении соглашений об установлении цены и «связывающих соглашений», но не допускается в отношении соглашений о поддержании минимальной цены перепродажи).

Для того, чтобы «связывающие соглашения» были признаны незаконными согласно этому подходу, истец должен доказать: 

  1. Что ответчик связал вместе продажу двух различных продуктов или услуг; 
  2. Что ответчик обладает достаточной экономической властью на рынке связанных товаров, чтобы заставить своих клиентов покупать связанные товары; и 
  3. «Связывающее соглашение» влияет на значительный объем торговли на рынке связанных товаров.

В случае, если истец не может доказать все вышеперечисленные элементы, суд применяет правило разумного подхода (Rule of Reason).

Стандарты, применяемые при рассмотрении дел по Разделу 2 Акта Шермана

Для того, чтобы доказать нарушение Раздела 2 Акта Шермана, истец должен доказать следующее:

  1. Наличие у ответчика возможности монополизировать определенный рынок;
  2. Осознанное использование такой возможности, не являющееся естественным развитием (в силу развитости продукта, бизнес-стратегии или исторических причин и т.д.); и
  3. Причиненный вред.

Доктрина ключевых мощностей (Essential Facility Doctrine)

По общему правилу компании могут свободно выбирать с кем они вступают в договорные отношения, однако согласно доктрине ключевых мощностей владелец ключевой мощности (например, телефонной вышки, железной дороги, газопровода и т.п.) имеющий доминирующее положение на рынке, не вправе отказать в предоставлении доступа к такой мощности конкурентам на разумных условиях. 

Согласно доктрине ключевых мощностей основными элементами, наличие которых должен доказать истец, являются: 

  1. Контроль над ключевой мощностью со стороны монополиста; 
  2. Неспособность конкурента разумно воспроизвести необходимое средство самостоятельно;
  3. Отказ в предоставлении возможности использовать мощность конкурентам; и
  4. Возможность предоставления мощности конкурентам.

Калифорнийский Акт о недобросовестной конкуренции

Калифорнийский Акт о недобросовестной конкуренции определяет такую конкуренцию как любые незаконные, недобросовестные или обманные бизнес-практики или действия, либо обманывающую или вводящую в заблуждение рекламу. Такие действия являются основанием для подачи иска в рамках указанного акта, если в результате них:

  1. Причиняется вред потребителям; или
  2. Они дают бизнесу недобросовестное превосходство над его конкурентами.

При доказывании наличия недобросовестности в деятельности ответчика на истцов может возлагаться разное бремя доказывания в зависимости от их статуса. Так, истец-конкурент должен доказать, что поведение ответчика:

  1. Угрожает нарушением антимонопольных законов; либо
  2. Нарушает принципы или дух указанных законов, поскольку последствия таких действий аналогичны нарушению закона; либо
  3. Иным образом существенно угрожает или вредит конкуренции.

Такие доказательства должны быть привязаны к определенной законодательно объявленной политике или предоставлять подтверждение наличия реального или угрожающего конкуренции влияния (тест «привязки»).

Для истцов-потребителей также доступен балансирующий тест, который требует от истца предоставления доказательств того, что спорные бизнес-практики являются аморальными, неэтичными или существенно вредящими потребителям, а от суда взвешивания утилитарной составляющей поведения ответчика против размера вреда, причиняемого потребителям.

Позиции и аргументы Сторон

Монополистическая позиция Apple и ограничение конкуренции

Как уже упоминалось выше, для того чтобы доказать нарушение Раздела 2 Акта Шермана Epic Games должна доказать:

  1. Наличие у Apple возможности монополизировать определенный рынок;
  2. Осознанное использование такой возможности, не являющееся естественным развитием (в силу развитости продукта, бизнес-стратегии или исторических причин и т.д.); и 
  3. Причиненный вред.

Границы рынка

Как и в любом другом антимонопольном споре, первым, что необходимо определить, являются продуктовые и географические границы рынка. 

Если в отношении географических границ рынка стороны согласились, что с большой долей вероятности рынок является глобальным, то в отношении продуктовых границ рынка мнения сторон разошлись.

Epic Games предлагает сузить продуктовые границы рынка до распространения iOS приложений на платформе iOS в связи с ее уникальными отличиями от других платформ. Между тем Apple утверждает, что в продуктовые границы рынка также должны попадать конкурирующие платформы, на которых распространяется и монетизируется Fortnite. Другими словами, Apple утверждает, что Суд должен учитывать более широкий рынок видеоигр и их распространение на других платформах, включая Microsoft Xbox One, Sony PlayStation 4, Nintendo Switch, компьютерные платформы (ПК с Microsoft Windows, компьютеры MacOS) и планшеты (Google Android и Microsoft Surface).

Возможность монополизации и ограничение конкуренции

Epic Games настаивает на том, что Apple уже является монополистом на рынке распространения iOS приложений (в понимании Epic Games) поскольку App Store является единственным средством распространения приложений для пользователей iOS.

Также, пытаясь доказать, что Apple в нарушение Раздела 1 Акта Шермана ограничивает конкуренцию на рынке распространения приложений для iOS и на рынке обработки платежей в приложениях для iOS, Epic Games приводит следующие основные аргументы:

  1. Разработчики сторонних приложений не имеют возможности проникнуть на рынок покупок внутри приложений, хотя могут сделать их доступными для пользователей Mac или Macbook даже через веб-сайт разработчика.
  2. Разработчики приложений лишаются таким образом возможности конкурировать с самим Apple, так как невозможно создать иной магазин приложений для iOS.
  3. Все вышеперечисленное сказывается на потребителе, поскольку ему отказывают в выборе между различными магазинами приложений. Помимо этого, в данной ситуации потребители сталкиваются и с низким качеством обслуживания, так как при отсутствии конкуренции Apple не стремится его повысить.

Apple приводит контраргумент о том, что в своем анализе Epic Games игнорирует альтернативные платформы для размещения приложений. Apple настаивает, что в своих решениях она действует не как монополист, а как правообладатель объекта интеллектуальной собственности, который не должен допускать его безвозмездного использования. Соответственно, требования Apple о том, чтобы приложения, разработанные с использованием программного обеспечения Apple, распространялись через указанные ею каналы (и только после одобрения Apple), и то, что разработчики должны платить комиссию за определенные продажи, является бизнес-решением Apple и не должно рассматриваться как ограничение конкуренции.

Несмотря на то, что Суд на этапе рассмотрения Ходатайства о предварительном запрете не рассматривал аргументы сторон по существу, он отметил, что Epic Games подняла ряд существенных вопросов, хотя и ставящих под сомнение позицию Apple, но не позволяющих на данном этапе гарантировать успех Epic Games в споре. 

Необходимо учитывать, что в дальнейшем при рассмотрении спора по существу даже для перехода к оценке данного элемента есть первоначальная необходимость в определении продуктовых границ рынка.

Ущерб

Epic Games заявляет, что как создатель и дистрибьютор мобильных приложений она понесла, продолжает и продолжит нести ущерб до тех пор пока ограничивающие конкуренцию действия Apple не будут остановлены. Apple отрицает причинение какого-либо вреда Epic Games.

Доступ к iOS

В своем иске Epic Games не уделяет большого внимания аргументации заявленного ей нарушения Apple Раздела 2 Акта Шермана, выразившегося в ограничении конкуренции на рынке распространения iOS приложений путем недопущения конкурентов до ключевой мощности – iOS. 

Чуть более подробно Epic Games возвращается к данной части своего иска в Ходатайстве о временном запрете. Для доказывания того, что iOS является ключевой мощностью Epic Games приводит в пример мобильные телефоны, а также тот факт, что для разработчиков, желающих выйти на рынок с более чем миллиардом пользователей, нет другого способа туда попасть кроме как через использование iOS.

Далее Epic Games утверждает, что контроль Apple над iOS является неоспоримым фактом. Epic Games также отмечает, что воссоздание iOS является практически нереализуемым, так как существуют огромные преграды, препятствующие созданию новой мобильной экосистемы, а также высокая цена перехода пользователей iOS на другую систему.

Продолжая доказывание элементов доктрины ключевых мощностей, Epic Games заявляет, что Apple не допустила ее до iOS, установив запрет на установку иных магазинов приложений на iOS девайсах, кроме App Store.

Apple отвергла все вышеуказанные аргументы Epic Games, а также отметила, что доктрина ключевых мощностей критикуется со стороны научного сообщества, а Верховный суд США (в Intergraph Corp. v. Intel Corp., 195 F.3d 1346, 1356-59 (Fed. Cir. 1999) отметил, что указанная доктрина не должна применяться для того, чтобы требовать доступа к чужой собственности под угрозой антимонопольного наказания.

«Связывающие соглашения»: использование iOS In-App Payment (IAP)

Epic Games пытается доказать наличие нарушения Раздела 1 Акта Шермана в отношении «связывающих соглашений» между App Store и IAP, используя подход «как есть».

Epic Games показывает, что Apple связал вместе использование IAP и App Store, ссылаясь на требования App Store Review Guidelines, указывающие, что разработчики должны использовать IAP для покупок контента в приложениях, в ином случае им будет запрещен доступ к App Store.

Основную сложность для доказывания в данном случае представляет наличие двух различных продуктов и спроса потребителей на них как на отдельные продукты. Epic Games приводит доказательства, демонстрирующие, что некоторые клиенты предпочли использовать службу обработки платежей Epic Games, когда им был предоставлен выбор между покупкой внутри приложений Apple и прямым платежом Epic Games.

Однако данный аргумент не был воспринят Судом при проведении аналогичного анализа как конклюзивный, так как по мнению Суда этот факт свидетельствует не об отдельном спросе на услуги по обработке платежей, а о спросе на альтернативу интегрированным услугам Apple. Суд отметил, что для того, чтобы доказать совершение нарушения с использованием подхода «как есть», Epic Games необходимо привести более убедительные доказательства того, что IAP является отдельным товаром и на него существует отдельный спрос.

В связи с вышеуказанным выводом Суд в дальнейшем применил правило разумного подхода. Сперва Epic Games должна доказать, что действия Apple создают существенные препятствия конкуренции и тем самым причиняют вред потребителям. По мнению Суда Epic Games в своей аргументации ошибочно полагается в основном на вред, причиненный конкурентам, а не потребителям. При этом для целей рассмотрения Ходатайства о предварительном запрете Суд признал возможным презюмировать, что Epic Games может в дальнейшем доказать, что действия Apple создают существенные препятствия конкуренции.

Затем Суд счел достаточными аргументы Apple о том, что осуществляемые ей действия обусловлены положительно влияющими на конкуренцию факторами. Apple аргументировала, что IAP также предоставляет (1) централизованный и удобный способ для проведения онлайн-платежей; (2) безопасность и защиту от мошенничества; (3) возможность проведения возвратов и поддержку от Apple; (4) защиту детей; и (5) полный перечень совершенных платежей.

В завершении, в соответствии с правилом разумного подхода Epic Games должна доказать, что положительный эффект на конкуренцию может быть достигнут другими, менее ограничительными действиями.

Решение Суда

После продолжительных прений сторон, выступлений экспертов и руководителей со стороны каждой из них, в сентябре 2021 года Суд вынес окончательное решение в рамках данного спора. Подробнее о всех выводах и примененных Судом теориях мы расскажем ниже.

Границы рынка

Суд не согласился с аргументами ни одной из сторон, установив, что продуктовые границы рынка представляют собой рынок «транзакций в мобильном онлайн-гейминге» (digital mobile gaming transactions).

Процесс определения границ продуктового рынка всегда является одной из ключевых составляющих любого антимонопольного спора. В данном деле Суд постепенно и аргументированно сужал границы продуктового рынка (от предложенных Epic Games широких понятий рынка «распространения iOS приложений» и рынка «всех транзакций в онлайн-гейминге», на котором настаивала Apple) до упомянутого рынка «транзакций в мобильном онлайн-гейминге», который по мнению Суда лучше всего определяет сферу, в которой стороны конкурируют.

Как мы уже отмечали, стороны спора и ранее опосредованно признавали, что географические границы рынка – глобальные. Суд в свою очередь аналогично признал рынок глобальным, исключив, правда, из его границ Китай.

Обвинения в нарушении Раздела 1 и 2 Акта Шермана

Положение Apple как монополиста (для целей Раздела 1 и 2)

Суд установил, что доля Apple в рамках установленного рынка варьировалась от 55% до 57% за последние три года, что не является достаточной долей для признания ее монополистом в рамках Раздела 2 Акта Шермана.

Критерий для целей же Раздела 1 Акта Шермана требует лишь наличия «власти на рынке», в связи с чем Суд проанализировал прямые и косвенные доказательства, предоставленные сторонами и определил, что Apple владеет определенной «властью на рынке», но в связи с активным развитием этого рынка (появлением платформы Nintendo Switch, усиленными попытками Microsoft и Nvidia расширить свое участие на рынке) ее власть на настоящий момент недостаточна для удовлетворения требований данного раздела Акта Шермана.

Ограничение конкуренции на рынке распространения приложений для iOS (для целей Раздела 1)

При рассмотрении вопроса о наличии факта ограничения конкуренции на данном рынке Суд применил ранее описанное правило разумного подхода:

  1. Epic Games доказала, что действия Apple создают препятствия конкуренции.

    Изучив предоставленные доказательства, Суд счел, что требования Apple создают препятствия конкуренции. Так, Суд установил, что установленная Apple 30% комиссия обусловлена ее властью на рынке в большей степени, чем конкуренцией на данном рынке. При этом эта комиссия однозначно влияет на разработчиков, а также есть небольшая доказательная база, подтверждающая, что она также имеет влияние и на пользователей.

    Таким образом, Суд признал, что Epic Games доказала наличие ограничения конкуренции в рамках Раздела 1 Акта Шермана.
  2. Apple, в свою очередь, доказала, что осуществляемые ею действия обусловлены положительно влияющими на конкуренцию факторами.

    Apple доказала, что обозначенные ей факторы, обуславливающие ее поведение на рынке, положительно влияют на конкуренцию. Всего таких факторов было три: безопасность, конкуренция между компаниями и защита инвестиций в интеллектуальную собственность.

    Суд признал, что централизованное распространение приложений позволяет Apple осуществлять их проверку (техническую и с участием человека, что позволяет защитить пользователей от большого количества рисков).

    Суд также установил, что правила, установленные Apple в отношении доступа разработчиков к App Store фактически отличают ее от Google, что стимулирует конкуренцию между этими компаниями. Так, пользователи, для которых большую ценность представляет возможность иметь доступ к любым возможным приложениям, выберут Android, а те, для кого важнее защита их данных и наличие условного «ограждения» между непроверенными и проверенными приложениями, выберут iOS.

    В отношении аргумента о защите интеллектуальной собственности Суд занял двоякую позицию: с одной стороны, он отметил, что рыночных оснований для введения именно такого размера комиссии нет, но с другой, подтвердил, что Apple не может быть лишена права предоставлять возможность использования своей интеллектуальной собственности за плату.
  3. Epic Games не смогла доказать, что положительный эффект на конкуренцию может быть достигнут другими, менее ограничительными действиями.

    Не вдаваясь в подробности предложенных Epic Games альтернативных схем, отметим, что каждая из них по мнению Суда исключала присутствие человеческого элемента проверки приложений, которое по мнению Суда предоставляет наибольшую защиту от разглашения персональных данных пользователей, обмана и попыток воздействия на пользователей с использованием методов социальной инженерии (social engineering).

Таким образом, после применения правила разумного подхода, Суд пришел к выводу о том, что Epic Games не смогла доказать нарушение Apple Раздела 1 Акта Шермана.

Ограничение конкуренции на рынке обработки платежей в приложениях для iOS (для целей Раздела 1)

Тут будем более краткими: Суд подтвердил, что Epic Games предоставила доказательства того, что функционал IAP создает ограничение конкуренции. При этом Apple также смогла доказать, что ее действия обусловлены положительно влияющими на конкуренцию факторами. В частности, тем, что этот механизм позволяет Apple собирать комиссии и получать плату за использование принадлежащих ей результатов интеллектуальной деятельности и предоставляет пользователям единый способ безопасно осуществлять платежи на платформе.

Epic Games не смогла предложить альтернативную схему, которая позволила бы менее ограничивать конкуренцию, но при этом предоставляла бы пользователям то же качество услуг.

В отношении этой части обвинения Суд пришел к аналогичному выводу, что Epic Games не смогла доказать нарушение Apple Раздела 1 Акта Шермана.

Ограничение конкуренции на рынке распространения приложений для iOS и на рынке обработки платежей в приложениях для iOS (для целей Раздела 2)

Суд признал, что Epic Games не справилась с доказыванием нарушения Apple Раздела 2 Акта Шермана по причинам, изложенным выше, а именно: Epic Games не смогла доказать, что Apple является монополистом на спорном рынке, а также не смогла предоставить достаточно доказательств, чтобы пройти правило разумного подхода.

«Связывающие соглашения»

В отношении обвинений в наличии «связывающих соглашений» между App Store и IAP Суд даже не стал выбирать между правилом разумного подхода и подходом «как есть», указав, что обвинения Epic Games не могут выстоять ни один из них, так как в отсутствие отдельного продукта не может быть и нарушения.

То есть Суд признал, что IAP не является отдельным продуктом в понимании антимонопольного законодательства. Такой вывод обусловлен двумя факторами: интеграцией IAP в функционал iOS и App Store и отсутствием отдельного спроса пользователей на сам IAP вне общей системы.

Доступ к iOS

Epic Games не смогла доказать вину Apple и в рамках доктрины ключевых мощностей. Первая причина для такого решения – это признанное судом отсутствие монополистической позиции Apple, а вторая – это признание того, что iOS не является ключевой мощностью в понимании закона в связи с существованием других способов распространения мобильных приложений, не обязывающих использовать iOS (другие платформы для продажи мобильных игр, десктопные версии игр и тд.) вне зависимости от их удобства или преференции пользователей.

Обвинения в нарушении Калифорнийского Акта о недобросовестной конкуренции

Суд признал право Epic Games предъявлять обвинения в рамках данного акта в качестве квази-потребителя. Несмотря на то, что Epic Games не смогла доказать незаконность бизнес-практик Apple, Суд после применения и теста «привязки», и балансирующего теста, описанных ранее, признал, что действия Apple нарушают Калифорнийский Акт о недобросовестной конкуренции.

Так, в частности, Суд указал на то, что согласно данным самой Apple, одними из основных стратегий для поддержания пользовательского интереса в использовании ее продуктов и возвращения существующих пользователей, а соответственно и увеличения прибыли компании, являются пуш-уведомления и сообщения по электронной почте.

Apple, по мнению Суда, противодействует конкуренции, не допуская того, чтобы разработчики дополняли свои приложения кнопками или внешними ссылками, которые могли бы предоставить пользователям возможность использовать другие платежные механизмы помимо IAP, где цена за предлагаемые услуги или товары была бы ниже.

Основной способ защиты от недобросовестного поведения на рынке, согласно Калифорнийскому Акту о недобросовестной конкуренции, является запрет на осуществление определенных действий (injunction).

Суд принял решение вынести бессрочный судебный запрет (permanent injunction), обязывающий Apple не противодействовать разработчикам, которые встраивают в свои приложения или любым другим образом предоставляют пользователям возможность заплатить им напрямую, а не только через IAP. Запрет также распространяется на ограничения по взаимодействию разработчиков с пользователями, самостоятельно предоставившими свои контактные данные.

Любопытным представляется решение Суда распространить данный запрет не только на приложения с мобильными играми, которые больше всего соответствуют рынку, в рамках которого возник спор, но и на все иные приложения.

Встречный иск Apple

Apple предъявила следующие претензии в своем встречном иске к Epic Games:

  1. Нарушение договорных обязательств;
  2. Нарушение подразумеваемого соглашения о добросовестности и честной деловой практике;
  3. Неосновательное обогащение;
  4. Возмещение потерь; и
  5. Требование о вынесении декларативного решения о том, что:
    (i) положения лицензионного договора Apple об использовании программы для разработчиков законны и исполнимы; и
    (ii) у Apple было право расторгнуть указанный договор с аффилированными и дочерними обществами Epic Games в любой момент без объяснения причин при тридцатидневном уведомлении либо одномоментно за вводящие в заблуждение, мошеннические, ненадлежащие или незаконные действия.

Суд частично удовлетворил только две из вышеуказанных претензий.

Так, Apple в рамках иска о нарушении договорных обязательств сможет потребовать от Epic Games выплаты убытков в размере 30% от дохода в размере 12,167,719 долларов США, полученного ей от игроков Fortnite через платежи в обход IAP в период с августа по октябрь 2020 года и 30% от аналогичных доходов, полученных ей за период с 1 ноября 2020 года по 10 сентября 2021 года.

Суд также частично удовлетворил требование о вынесении декларативного решения, подтвердив, что расторжение Apple лицензионного договора об использовании программы для разработчиков и взаимосвязанных соглашений с Epic Games было законно, а также что Apple имела право расторгнуть указанный договор с аффилированными и дочерними обществами Epic Games в любой момент без объяснения причин.

Какой статус сейчас

Окончательное решение Суда опубликовано 10 сентября 2021 года. В настоящий момент обе стороны подали апелляционные жалобы на вынесенное решение, а Apple подала прошение о приостановке действия бессрочного судебного запрета до рассмотрения обеих апелляций.

NB! Мы внимательно следим за ходом развития событий и будем обновлять данный разбор по мере появления новой информации.

*      *      *

Анастасия Беляева
Даниил Одуд
October 10, 2021
Вниз

История дела

Основные события

13/08/2020

Epic Games предоставляет возможность прямой оплаты (direct payment) в приложении Fortnite для iPhone и iPad, позволяя игрокам приобретать внутриигровые В-баксы со скидкой 20%, обходя механизм покупки внутри приложения Apple. Эта функция нарушает руководство Apple по использованию App Store, в котором указано, что приложения, предлагающие внутриигровую валюту, должны использовать только механизм покупки внутри приложения Apple. 

Apple удаляет Fortnite из App Store по причине нарушения правил App Store.

Epic Games подает иск против Apple в Калифорнии, называя компанию монопольной державой и обвиняя ее в несправедливых и антиконкурентных действиях. 

17/08/2020

Epic Games ходатайствует о временном запрете (подробнее об особенностях механизма temporary restraining order вы можете прочитать в другом нашем обзоре), так как из-за действий Apple Epic Games может потерять доступ ко всему программному обеспечению Apple, SDK, API и инструментам разработчика.

21/08/2020

Apple заявляет ответное ходатайство на заявление Epic Games о временном запрете. В ходатайстве Apple предоставляет аргументы, что 30 июня Epic Games отправила компании электронное письмо с просьбой об «особой сделке», которая позволила бы ее приложению Fortnite обходить механизм покупок внутри приложений Apple.

24/08/2020

Суд выдает временный запретительный приказ (temporary restraining order), который не позволит Apple блокировать доступ Epic Games к инструментам разработки, но не заставляет Apple возвращать Fortnite в App Store. Запретительный приказ вступил в силу 24 августа 2020 года и оставался в силе до 9 октября 2020 года.

28/08/2020

Apple закрывает аккаунт разработчика Epic Games, привязанный к Fortnite.

04/09/2020

Epic Games подает ходатайство о предварительном судебном запрете (подробнее об особенностях механизма preliminary injunction вы можете прочитать в другом нашем обзоре), который позволит Fortnite вернуться в App Store и восстановить доступ Epic Games к своей учетной записи разработчика.

08/09/2020

Apple подает встречный иск против Epic Games, требуя возмещения убытков за нарушение контракта.

28/09/2020

Суд рекомендует Apple и Epic Games рассмотреть вопрос о проведении суда присяжных примерно в июле 2021 года.

29/09/2020

Apple и Epic Games соглашаются, что иск Epic Games и встречный иск Apple не будут рассматриваться судом присяжных.

09/10/2020

Суд в части удовлетворил предварительный запрет в пользу Epic Games и предварительно запретил Apple применять неблагоприятные меры (ограничения, приостановку или прекращение участия) в отношении аффилированных лиц Epic Games в Программе разработчиков Apple.

Предварительный судебный запрет оставался в силе на все время рассмотрения судебного разбирательства при условии, что аффилированные лица Epic Games не нарушат: (1) любое из своих регулирующих соглашений с Apple; или (2) действующие правила App Store.

10/09/2021

Принятие Судом решения по существу.

12/09/2021

Подача апелляции Epic Games.

08/10/2021

Подача Apple апелляции и прошения о приостановке действия бессрочного судебного запрета, выданного Судом в отношении Apple, до рассмотрения апелляций обеих сторон.

09/12/2021

Предполагаемая дата (в зависимости от решения Суда по прошению Apple о приостановке действия) вступления в силу бессрочного судебного запрета (permanent injunction), обязывающего Apple не противодействовать разработчикам, которые встраивают в свои приложения или любым другим образом предоставляют пользователям возможность заплатить им напрямую без использования IAP.

Показать полностьюУбрать историю

Подписка на обновления по американскому праву

Автор рассылки: Евгений Краснов,
лицензированный адвокат штата Нью-Йорк

Готово!
Что-то пошло не так. Попробуйте еще раз.

Дополнение к статье

Готово!
Что-то пошло не так. Попробуйте еще раз.

Контакты

Нравятся обзоры кейсов?

Периодически мы пишем обзоры интересных кейсов. Чтобы вы ничего не пропустили, предлагаем подписаться на обновления раздела.

Готово!
Что-то пошло не так. Попробуйте еще раз.

Материалы по теме

Материалы по теме

Как искать схожие товарные знаки в США?

Поиск схожих товарных знаков – это своего рода мини-искусство, результаты которого помогают примерно понять, с какой вероятностью знак может быть зарегистрирован или же, наоборот, не получит регистрацию, и что следует изменить в последнем случае. В статье расскажем о том, как же осуществляется поиск схожих товарных знаков.

Александр Усынин
December 20, 2021

LLC в США: как платят налоги иностранные учредители

Одной из особенностей компании с ограниченной ответственностью (limited liability company или LLC), учреждённой в одном из штатов США, является ее «прозрачность» для налоговых целей (“pass-through taxation”). Эта особенность вызывает много вопросов при выборе формы юридического лица в США, и в этой статье мы постараемся ответить на большинство из них.

Анастасия Беляева
October 25, 2021

Кто есть кто в американской корпорации

В этой статье мы разберем, кто такие incorporators, directors, shareholders и officers, чем они отличаются и как взаимосвязаны. Информация в статье основана на праве штата Делавэр, так как он является главной юрисдикцией для учреждения корпораций в США.

Евгений Краснов
October 14, 2021

Все об опционных программах для сотрудников в России

Разбираем ключевые условия, описываем «кривые» схемы, предлагаем альтернативный вариант и выкладываем документы для внедрения опционных программ в России и США.

Роман Бузько
September 28, 2020

Опционные программы для сотрудников по российскому праву (фантомы, премии и пр.) [YouTube]

Хотите узнать, как делать опционные программы для ключевых членов команды по российскому праву? На вебинаре рассмотрены все юридические аспекты введения программ финансовой мотивации основателей и ключевых сотрудников в российском ООО на примерах типовой документации по российскому праву, подготовленной Buzko Legal, и примерах из практики иностранных венчурных фондов.

Егор Ларичкин
November 24, 2020

Гайд для сотрудников по опционам в американских компаниях

Эта статья предназначена для русскоязычных сотрудников, которые получили от американской компании предложение выдать опционы на акции. Статья поможет разобраться, на что обратить внимание в предлагаемой документации, осветит множество нюансов налогообложения всех видов опционов, укажет один из способов посчитать реальную экономическую стоимость опциона.

Егор Ларичкин
February 10, 2021

Продукты из категории

Продукты из категории